Юрий Криворучко
Юрий Криворучко
"На жизнь жаловаться не привык"
27.06.2013 02:39

 

 

Е.СУРОВ: Добрый вечер! Это Chess-News, у микрофона Евгений Суров, и вместе со мной на связи чемпион Украины Юрий Криворучко. Юрий, приветствую!

Ю.КРИВОРУЧКО: Здравствуйте, Евгений.

Е.СУРОВ: Каковы ваши первые ощущения? С того момента, как вы стали чемпионом, прошло буквально несколько часов.

Ю.КРИВОРУЧКО: Вообще-то сначала какого-то особого ощущения не было. Потом, конечно, было ощущение какой-то радости, возможно, даже счастья. Но сейчас уже чувствую определенную усталость.

Е.СУРОВ: Так быстро меняются ощущения с одного на другое?

Ю.КРИВОРУЧКО: Да, быстро. Я как-то сразу после закрытия уже начал ощущать, что очень устал.

Е.СУРОВ: А когда вы почувствовали, что можете стать чемпионом Украины? В какой момент турнира?

Ю.КРИВОРУЧКО: После вчерашней партии я понял, что все в моих руках. Вчера я выиграл у Павла Эльянова. У меня было чуть худшее положение почти всю партию, но в какой-то момент он грубо ошибся, и мне удалось выиграть. В целом я сравнялся по очкам с Русланом Пономаревым и с Антоном Коробовым, но у меня был лучший коэффициент Бергера, и я понимал, что теперь все в моих руках – достаточно выиграть последнюю партию.

Е.СУРОВ: И тут вам в последнем туре «подвернулся» Валерий Неверов, который проигрывал практически всем, кто играл на этом чемпионате.

Ю.КРИВОРУЧКО: Вообще он играл не так плохо, у него были неплохие позиции во многих партиях. Но в целом он практически в каждой партии попадал в цейтнот. С ним же не одну партию играли практически до королей – например, нашумевшая партия с Богдановичем, которая длилась больше двухсот ходов. Поэтому, видимо, у Валерия просто сил уже больше не было.

Но в целом я понимал, что легко не будет, настраивался на долгую борьбу и не расслаблялся.


Е.СУРОВ: Конечно, к другим участникам есть вопросы, и хорошо бы им самим это задать. Но все-таки – касаемо Руслана Пономарева. Он выиграл три первые партии, и сложно было представить, что человек пройдет весь турнир без поражений и даже еще и выиграет, – и все равно не займет первое место. А вы после такого старта Руслана думали, что все-таки удастся догнать его?

Ю.КРИВОРУЧКО: У меня старт тоже был не таким плохим: из первых четырех партий я выиграл две, так что все время отставал от него на пол-очка. Но вообще было видно, конечно, что и по позициям, и по дебютной подготовке класс Руслана был все-таки повыше, чем у остальных участников. Мне кажется, что ему банально не хватило энергии. То есть в какой-то момент мне показалось, что он уже выдохся – после партии с Моисеенко у него пошли какие-то бесцветные ничьи. Я тоже не могу сказать, что у меня были какие-то яркие партии, но в целом я делал все, что от меня зависит, а там – сложилось, как сложилось. Для меня сложилось хорошо.

 



Е.СУРОВ: Может быть, вы произнесли ключевое слово «энергия». Как вы поддерживаете свои энергию в ходе турнира?

Ю.КРИВОРУЧКО: Я до турнира немножко поработал над этим – походил в бассейн, старался накопить энергию. А во время турнира… Не знаю. Какие-то прогулки, сильно много не готовиться перед компьютером, часа полтора-два. Я всегда стараюсь много не сидеть перед компьютером, лучше книгу почитать. А так – ничего особенного.

Е.СУРОВ: Значит, во время турнира вы к партиям относительно немного готовитесь? Потому что я знаю шахматистов, которые непосредственно между партиями не полтора-два часа готовятся, а больше.

Ю.КРИВОРУЧКО: Да, я готовился полтора-два часа. Может, и были какие-то исключительные случаи, когда я готовился два с половиной часа, но не более того. По семь-восемь часов – у меня такого в жизни не было.

Е.СУРОВ: Это говорит о том, что, вероятно, между турнирами вы проводите немалую работу.

Ю.КРИВОРУЧКО: Мне сложно сказать, о чем это говорит. Но я бы не стал утверждать, что между турнирами я провожу немалую работу именно над дебютами. Конечно, были какие-то идеи перед чемпионатом, но я не могу себя отнести к категории игроков, которые стремятся любым способом выиграть партию в дебюте. Скорее, для меня достаточно получить какую-то игровую позицию. Но это, конечно, зависит от случая – от дебюта, от соперника, от многих других факторов. Тут были такие «дебютные» игроки, у которых дебют очень сильно поставлен (например, Андрей Волокитин), но я себя к их категории не отношу.

 


Е.СУРОВ: Вы больше идете на длинную игру?

Ю.КРИВОРУЧКО: Я не стремлюсь, скажем, получить перевес белыми в дебюте, потому что понимаю, что…

Е.СУРОВ: А можно сейчас в принципе получить ощутимый перевес белыми при правильной подготовке?

Ю.КРИВОРУЧКО: Получить можно все, что угодно. Но если соперник играет хорошо, правильно и сильно, то, мне кажется, что невозможно получить даже микро-перевес. В шахматах вообще есть такая проблема – можно сидеть сутками над дебютом, ты докапываешься до сути какой-то позиции, тебе уже все становится ясно, и ты понимаешь, что тут нет перевеса. Я знаю, что некоторые игроки просто не будут идти на позиции, где нет перевеса или, например, четкого равенства за черных, хотя они знают намного больше, чем соперник.

Е.СУРОВ: А вас такая ситуация не угнетает? Скажем, компьютеризация современных шахмат.

Ю.КРИВОРУЧКО: А какой смысл об этом думать, если это необратимый процесс? Да, можно переходить на шахматы Фишера, но в целом я стараюсь особо над этим не задумываться. Угнетает, не угнетает… Все в равных условиях.

Е.СУРОВ: Но есть люди, которые… У нас пару дней назад на сайте вышло интервью с Андреем Девяткиным, который решил просто бросить шахматы из-за того, что ему стало неинтересно изучать одни и те же дебюты и соревноваться в компьютерной подготовке.

Ю.КРИВОРУЧКО: Можно, например, ходить белыми 1.b3. Ну, принял человек такое решение, он имеет на это полное право. Но делать из этого какие-то глобальные выводы…

Е.СУРОВ: А как лично вы видите будущее классических шахмат, скажем, через десять лет? Какими они будут?

Ю.КРИВОРУЧКО: Мне кажется, сейчас у Карлсена проявляется такая тенденция, что он старается сразу уходить как-то вбок, старается играть не магистральные варианты. Мне кажется, он считает, что если перевеса нет ни там, ни там, то лучше получить равную позицию, которую, например, ты смотрел, а соперник не смотрел, или и ты, и соперник не смотрели. То есть он считает, что он играет какие-то нестандартные позиции лучше остальных и сильно не старается получить перевес в дебюте, а просто играет игровые позиции. Мне кажется, что вот этот принцип сейчас войдет в моду, и шахматисты будут все больше уходить сначала с каких-то проторенных путей, применять какие-то старинные варианты, какие-то новые. Понятно, что у них не будет перевеса, но, может, будут идеи на какую-то одну партию. Потому что уже трудно стало в старых направлениях находить что-то новое.

Е.СУРОВ: Я бы вернулся к подготовке, к тренировкам, потому что один из вопросов, который пришел на наш сайт – его задает Андрей Максимов, – такой: «Расскажи, каким образом ты тренируешься?». Я напомню, если кто не знает, что Юрий Криворучко играл в тогда еще украинской команде Андрея Максимова «А ДАН ДЗО & ПГМБ». Кстати, может быть, расскажете немножечко о том периоде своей карьеры? Почему не продолжили играть? Это я уже свой вопрос задаю, но потом вернемся к вопросу Андрея.

Ю.КРИВОРУЧКО: Тогда меня пригласили, и я сыграл, не слишком успешно. Да и команда тоже не слишком успешно сыграла. Сейчас, как я понимаю, в команде полностью новые лица, там не так много легионеров. Насколько я знаю, она сейчас представляет Ростов. С Украиной связи нет, поэтому сейчас и не пригласили.

Е.СУРОВ: И вот вопрос: «Каким образом ты тренируешься? Есть ли у тебя тренер? Или Гудини – лучший наставник?»

Ю.КРИВОРУЧКО: Сейчас можно сказать, что тренера нет. Не знаю, лучший наставник Гудини или не лучший, но в целом, кроме дебюта, есть еще много других аспектов в шахматной игре. То же позиционное понимание, расчет вариантов, стараешься обращать внимание на эти компоненты. Я старался каждый день решать какие-то тактические задачи, разбирал какие-то партии сильных людей, – то есть на дебюте не зацикливался.

Е.СУРОВ: Я так понимаю, если без тренера, то тогда лучший наставник – книжка?

Ю.КРИВОРУЧКО: В целом да. Я довольно много читаю книг по шахматам.

Е.СУРОВ: Про книги у нас тоже традиционные вопросы. Например, Владимир спрашивает, какие, на ваш взгляд, лучшие шахматные книги?

Ю.КРИВОРУЧКО: Мне кажется, это не совсем корректный вопрос, потому что очень многое зависит от уровня. Мне сейчас сложно назвать хорошие книги для начинающих. Помню, что я читал Нимцовича, но мне сложно сказать, насколько это качественная книга. Насколько я помню, Корчной, разбирая свою партию с Ботвинником, писал, что Нимцович городил какую-то полную чепуху, вешал нам лапшу на уши… Не знаю, мне сложно назвать книги для начинающих. А вот для уровня международного мастера и выше, мне кажется, что все должны, во-первых, прочитать все книги Каспарова – начиная от «Мои великие предшественники», «Мой шахматный путь», его матчи с Карповым, всю эту теорию. Мне кажется, это очень много дает и в понимании, и в психологии, и во всех аспектах, помогает и в дебюте, и во всем. Конечно, книги Дворецкого тоже очень качественные. Вот, мне кажется, что это из той серии книг, которые все должны прочесть. Понятно, что есть и другие неплохие книги, например, Дорфмана. Но, на мой взгляд, они не являются ключевыми.

Е.СУРОВ: Денис (если его ник совпадает с именем) спрашивает: «На изучении партий каких гроссмейстеров вы совершенствовались в игре?».

Ю.КРИВОРУЧКО: Ну вот, говорю же, прочитал всего Каспарова. Он там подробно разбирает творчество всех чемпионов мира, всех людей, которые близко подошли к этому званию, но не стали ими. Понятно, что матчи Каспарова и Карпова, собственно его партии. То есть вот эта серия книг.

Е.СУРОВ: Может быть, я переформулирую: какие шахматисты вам вообще ближе по стилю? Партии каких шахматистов вам нравится смотреть, изучать больше всего?

Ю.КРИВОРУЧКО: Это сложный вопрос. Если бы вы спросили про моего любимого шахматиста, то я бы ответил «Фишер». А вот партии… Я изучал партии многих шахматистов, чем они сильнее, тем лучше.

Е.СУРОВ: Про Фишера не спросил, потому что два года назад вы про него уже говорили у нас в интервью на сайте. Вопрос тогда был: «Если бы предложили сыграть одну партию с кем угодно, кого бы вы выбрали?». Тогда вы назвали Фишера. Вот за два года ничего не изменилось?

Ю.КРИВОРУЧКО: Я, честно говоря, не помню такого вопроса, но сейчас мне сложно ответить без подготовки. Мне кажется, что особой смысловой нагрузки вопрос не несет. Одну партию можно сыграть с кем угодно, как угодно. От этого, по большому счету, ничего не изменится.

Е.СУРОВ: Из вопросов такого типа, которые приходят к нам на сайт, осталось только выяснить, сколько времени вы уделяете шахматам в день?

Ю.КРИВОРУЧКО: Вообще это сложный вопрос. Не знаю, если вы мне приставите нож к горлу и скажете: «Ты должен ответить на вопрос!» – то я назову цифру четыре или пять часов в день. Но понятно, что это приблизительно. Уже перед самым турниром ты стараешься поменьше заниматься, только задачки порешать полтора-два часа. А так – четыре-пять часов.

Е.СУРОВ: Тогда зачитаю еще один вопрос от Андрея Максимова, он довольно длинный: «Насколько я знаю, ранее львовские воспитанники Владимира Грабинского – кстати, я напомню, что Юрий Криворучко со Львова – устраивали сессии, много общались вместе. Слышал, что Владимир сейчас тренирует в какой-то экзотической стране. Удается ли поддерживать связь и совместно заниматься с Андреем Волокитиным, Андреем и Юрием Вовками, Михаилом Олексиенко и другими львовянами Грабинского?».

Ю.КРИВОРУЧКО: Нельзя сказать, что я сейчас поддерживаю связь с Грабинским. Да, он сейчас в Эмиратах. Я сыграл в последнее время два турнира, и понятно, что когда я там был, то я даже у него останавливался, и, конечно, тогда мы тесно общались. А сейчас уже не могу сказать, что тесно общаемся. Иногда общаемся, но тесным это общение я не назову.

А что касается тренировок с другими львовскими шахматистами, то это тоже нерегулярно. С Андреем Волокитиным мы иногда собираемся, играем тренировочные партии, но очень нерегулярно. Иногда с Мартыном Кравцивом, но с ним еще реже – можно пересчитать на пальцах одной руки. У нас как-то все больше индивидуалисты, что ли.

Если можно, я продолжу эту тему. Да, у нас была довольно сильная группа, когда все при Грабинском, условно говоря, прошли путь от первого разряда и кандидата до гроссмейстера. Тогда у нас была большая конкуренция. Он в этом плане очень хорошо все эти психологические моменты чувствовал, давал нам именно то, что нам в тот момент было особенно нужно, не перегружал какими-то дебютными вариантами. А сейчас, мне кажется, сложно уже вот так всем собираться вместе. Уже и возраст не тот, у кого-то семья, дети, кроме того, и Грабинский сейчас не в Украине. И так получилось, что каждый сейчас, по сути, сам за себя.


Е.СУРОВ: Между прочим, все перечисленные имена в данный момент не входят в основной состав сборной Украины. И чемпионом страны уже не первый раз стал человек, который тоже не является членом сборной. Это говорит прежде всего о том, что в украинских шахматах длинная скамейка, и вообще украинская земля, как выясняется, богата талантами. Мне бы хотелось, чтобы вы здесь рассказали немножко поподробнее. Во-первых, не появился ли в регламенте чемпионата Украины такой пункт, который бы обязывал привлечь в сборную победителя турнира?

Ю.КРИВОРУЧКО: Насколько я знаю, не появился. И потом, мне кажется, что тренер должен исходить из интересов команды. То есть если он считает, что игрок А играет сильнее игрока Б в тот момент, то он, конечно, должен брать игрока А. Но понятно, что если, условно, игрок – чемпион Украины, и по рейтингу, и по всему остальному превосходит остальных участников, то его, конечно, нелогично не брать. Я не про себя говорю, я даже после чемпионата Украины заметно отстаю по рейтингу от первой пятерки. Условно говоря, у нас есть пять человек с рейтингом выше 2700. Я стал чуть-чуть ближе к 2700, но еще не дотягиваю.

Е.СУРОВ: Вы считаете, что вы недостойны приглашения в национальную команду?

Ю.КРИВОРУЧКО: Нет, я такого не говорил. Я говорил, что это должен решать тренер, а не игроки.

Е.СУРОВ: А как вы думаете, на вас сейчас обратят внимание?

Ю.КРИВОРУЧКО: Конечно, обратят. Но мне это абсолютно ничего не гарантирует, это просто результат одного отдельного взятого турнира. Если я буду продолжать в том же духе, то понятно, что тренер не враг себе. Если он будет считать, что я достоин играть, условно говоря, в первой пятерке, то понятно, что он меня возьмет. Если он будет считать, что есть люди сильнее, то он их возьмет. В любом случае, он несет ответственность за результат, и какие-то претензии или обиды в этом плане мне кажутся неуместными.

Е.СУРОВ: А можете ли вы назвать ваш результат в этом турнире лучшим в вашей карьере?

Ю.КРИВОРУЧКО: Да, безусловно, могу.

Е.СУРОВ: Подобных успехов еще не было?

Ю.КРИВОРУЧКО: Может быть, по перфомансу это и не лучший турнир. Но по результату, по статусу это, конечно, мой самый большой успех в жизни.

Е.СУРОВ: А какова, по-вашему, вообще сейчас ситуация в украинских шахматах? Как я уже сказал, сильных, талантливых игроков-то много. Может быть, даже Украина от России в этом отношении не отстает. Считаете ли вы, что Украина сейчас, может быть, сильнейшая команда в мире, в смысле шахматной державы? Или одна из сильнейших. И чего не хватает Украине? Может, у вас какие-то пожелания к Федерации?

Ю.КРИВОРУЧКО: Все-таки помимо сборной России сложно назвать какую-то другую команду сильнейшей в мире.

Е.СУРОВ: Пока Россия жива, сложно говорить про Украину…

Ю.КРИВОРУЧКО: Нет, сложно говорить, что Украина – сильнейшая. Про Украину говорить как раз несложно. На данный момент сильнейшая в мире Россия. Мне кажется, что есть объективный показатель – условно говоря, средний рейтинг первых десяти шахматистов страны. И Украина по этому, на мой взгляд, объективному показателю – вторая страна в мире. Я бы не стал говорить, что сильнейшая, но одна из сильнейших – это однозначно.

Е.СУРОВ: Опять же в комментариях Юрий Волков задает вопрос: «Ваши ближайшие шахматные планы?». Но я бы расширил этот вопрос. Конечно, интересно узнать и в каких турнирах вы собираетесь участвовать. Но и в более широком смысле – какие у вас сейчас планы? Вот вы стали чемпионом Украины, но ясно же, что на достигнутом, наверное, не собираетесь останавливаться?

Ю.КРИВОРУЧКО: На самом деле, этот успех – по крайней мере, я сейчас так ощущаю – дал мне много мотивации. Ну, а в ближайших планах такой серьезный турнир как Кубок мира. Я, конечно, сыграю еще несколько партий в Македонии, но самый ответственный турнир – это, конечно же, Кубок мира. Я сделаю все, чтобы подойти к нему в лучшей форме

Е.СУРОВ: Вы раньше играли в Кубках мира?

Ю.КРИВОРУЧКО: Да, в 2009 году бесславно проиграл Чепаринову в первом раунде.

Е.СУРОВ: Нокаут-система вам не очень близка?

Ю.КРИВОРУЧКО: Я проиграл ему на тай-брейке, у нас было две ничьи. Система как система. Сложно спорить. Есть много споров, какая система самая лучшая. Мне кажется, что одного мнения быть не может. Какие-то системы меня полностью устраивают: круговики, швейцарка.

Е.СУРОВ: Юрий, вы являетесь членом Ассоциации шахматных профессионалов?

Ю.КРИВОРУЧКО: Да.

Е.СУРОВ: А какие у вас как у члена Ассоциации и просто как у шахматиста пожелания? Что бы Ассоциация могла улучшить в шахматном мире и в жизни шахматистов?

Ю.КРИВОРУЧКО: А почему именно АШП, а не ФИДЕ, например?

Е.СУРОВ: Пожалуйста, вы можете обратиться и к ФИДЕ. Просто, насколько я понимаю, Ассоциация как раз и создана для того, чтобы отстаивать интересы и права шахматистов, в том числе и в ФИДЕ.

Ю.КРИВОРУЧКО: На самом деле, если я сейчас начну говорить, то можно и до завтра не успеть рассказать. Много есть вещей…

Е.СУРОВ: То есть у вас есть много вопросов?

Ю.КРИВОРУЧКО: Да не то чтобы много вопросов. Просто вы спросили, что можно улучшить. А улучшить можно практически все, что угодно.

Е.СУРОВ: Например? Какие для вас сейчас главные шахматные проблемы?

Ю.КРИВОРУЧКО: Главная проблема сейчас на неэлитном уровне – это, безусловно, читерство. Но мне как-то повезло. Может быть, в одной из партий у меня какие-то подозрения и были, а так, что называется, бог миловал. Но в принципе сейчас все больше случаев, на моих турнирах вообще какая-то паранойя – в основном, в швейцарках. Это, безусловно, проблема номер один. Надо что-то делать. Я помню, что Илюмжинов после знаменитого матча Крамник – Топалов в Элисте в 2006 году, после всех скандалов, прилетел в Ереван на закрытие чемпионата мира до 20-ти лет и торжественно объявил, что после данного скандала на любом крупном турнире будет установлена глушилка. С тех пор прошло уже семь лет, но мне кажется, что… На Кубке мира – да, был какой-то металлоискатель, а так в целом даже не знаю.

Е.СУРОВ: Глушилок сейчас не хватает?

Ю.КРИВОРУЧКО: Я просто не специалист, я не знаю. Может, глушилки ловят не все частоты? Это надо со специалистом разговаривать. Я лишь озвучил проблему, а с ней пусть уже специалисты работают. Насколько я знаю, сейчас создали какую-то комиссию, но что из этого выйдет?

Е.СУРОВ: Вот я сейчас смотрю: ваш рейтинг на момент начала турнира был 2659. Скажите, игрок уровня, скажем, 2650 насколько может себя обеспечить только игрой в шахматы?

Ю.КРИВОРУЧКО: Это зависит от многих факторов. В первую очередь, это зависит от того, насколько много ему надо, в какой стране он живет. Например, если бы я жил в Соединенных Штатах Америки, то было бы не самое логичное решение зарабатывать только игрой. А вот в Украине, мне кажется, с этим довольно неплохо.

Е.СУРОВ: У вас это получается?

Ю.КРИВОРУЧКО: Я вообще не привык на жизнь жаловаться, и в данном вопросе тоже жаловаться не буду.

Е.СУРОВ: Спасибо большое! Юрий Криворучко был у нас в эфире. Юрий, я желаю вам дальнейших успехов, и будем надеяться, что мы о вас еще услышим.

Ю.КРИВОРУЧКО: Вам спасибо, Евгений.

 

оригинал интервью и аудио-версия http://chess-news.ru/node/12535 

Просмотров: 3723